Елин Владимир  // председатель совета директоров ЗАО «Smart Logistic Group», кандидат технических наук

 Мировой научно-технический прогресс (НТП) не стоит на месте, с каждым мгновением ускоренно расширяясь и развиваясь, как наша Вселенная.

Поэтому все интеллектуальные плоды НТП, как это водится в цивилизованном обществе, принято защищать патентами, дабы не оказаться однажды, как говорится, у разбитого корыта. Зная об этом, каждый изобретатель и инноватор должен иметь в виду, что организация патентной защиты в его бизнесе является архиважнейшим делом, после процесса, собственно, самого изобретательства. Причём важность патентования проявляется на всех этапах будущего внедрения Ваших изобретений, будь это заявка на Грант в Сколково, макетирование устройств в России или производство их где-нибудь в Юго-восточной Азии.

Данный патентный «иконостас», за исключением нескольких не выложенных патентов не по теме основного проекта, мне удалось получить за неполные полтора года интеллектуальной работы над одноименным прибором мобильным дозиметром-радиометром для смартфонов, планшетников и других устройств.

Если посмотреть свысока на деяния с патентами, то можно признать, что на самом деле пока нет производства, всё это лишь красивая бумага! Но до поры до времени. Как только Вы подходите к производству собственного детища на основе Вашего патента в любой точке мира, то это уже вполне серьезная защита в рамках закона при наличии международной заявки на патент аналогичного решения на основе российского приоритета. Такой способ защиты единовременно работает в 150 станах мира на основе международной патентной кооперации в рамках РСТ.

Январь 2013 года, несмотря на его свойственную ему зимнюю ленивость, много праздников, выходных и проходных, выдался рядом забавных информационных событий.

Во-первых, на электронную почту пришло письмо-уведомление от виртуального налогового пристава Б. Алиева, что, мол, так-то и так-то откройте файл «rar» и будет вам счастье. Мое подозрение вызвали сначала очень обтекаемые формулировки и заголовок письма. А когда я открыл прикрепленный архив, то в нём оказались лишь пара файлов, один из которых был текстовым, а другой с расширением «exe». Возникает вопрос, зачем приставу так сложно общаться с законопослушными налогоплательщиками?

Впоследствии выяснилось, что это на самом деле очередной банальный вирус-троян. «Спасибо» Вам, товарищи из вирусного мира, мы всегда бдительны, пока вы есть…
Во-вторых, буквально через пару дней, на исходе января, по самой что ни на есть реальной почте в аккуратном зарубежном конверте пришло другое письмо счастья. В нём предписывалась необходимость внесения в течение 10 дней за мой международный патент №2011/000486, суммы в размере 2738 USD! Мы привыкли воспринимать официальные письма с уважением и выполнять их указания неприкосновенно. И, тем не менее, я внимательно принялся изучать письмо на английском языке, требующее расстаться изобретателю со своими кровными долларами. Адрес: г. Братислава, реквизиты банка Республика Словения, ага думаю, косяк… Штаб-квартира ВОИС всемирной организации по интеллектуальной собственности находятся в Швейцарии, в городе Женева. Тогда я сделал скан письма патентного «счастья» и отправил коллегам в свое патентное бюро для консультации пояснить, не новогодняя ли это шутка.

Ответ из патентного бюро был мгновенным: «Мы считаем, что это «интеллектуальные флибустьеры», так как указанный в их письме домен, где расположена частная (самопальная) патентная база. И что к государственным патентным ведомствам, которым по их статусу положено заниматься патентным делопроизводством и патентной защитой, она никакого отношения не имеет. Если Вы им заплатите деньги, то они опубликуют Ваши заявки в своей патентной базе и формально к ним нельзя будет придраться, что они запросили деньги за свой обман».

Оказывается, ещё 2010 г. Российское патентное ведомство публиковало на своем сайте письмо с  разъяснением, чтобы заявители патентов были бдительны. И что таких интеллектуальных флибустьеров, подобных описанным выше, тысячи! А в борьбе с ними мешают законы европейского сообщества (в счетах указаны действительные реквизиты, после оплаты данные о заявках действительно появляются на их сайтах, поэтому их деятельность не подпадает под  мошенничество). Поэтому всем изобретателям надо чётко понимать и знать, что нерезиденты всегда действуют только через официальных, национальных патентных поверенных, имеющих соответствующие лицензии и статус.

Незадолго до окончания данной статьи ко мне пришло ещё одно письмо счастья в аккуратном конверте, но уже из Германии. Оно было написано уже безукоризненным русским языком с небольшими переливами английского языка, думаю, для солидности. В нём я нашём, кстати, 10 «золотых правил»  для изобретателя, без которых «будущее» изобретение едва ли может иметь шансы на успех. После внимательного их прочтения понял, что это всего лишь выжимка, похожая на инструкцию «начинающего» патентного поверенного и житейских мыслей о том, как не падать духом изобретателю. Ну-ну, думаю, зачем из Германии слать письмо с такими инструкциями. И вот, по-видимому, главное, на что рассчитывал очередной патентный помощник. В шапке одного из писем содержимого конверта, на обратной стороне которого как раз на английском языке размешалось моё изобретение с блок-схемой и описанием её работы, где, в частности, было написано: «Глубокоуважаемый! Ваше изобретение можетбытьнационализировано также в Германии/DE, причем в срок до 24.10.2013 г.» Конечно, с 1917 годы мы с Вами хорошо усвоили семантику этого слова, национализация. Консультация у моих патентных поверенных заняла пару минут. Ответ был таков, что слово национализация здесь применена в неверном смысле. И что более верное написание было бы таковым: перевод патента в региональную фазу, в частности, в Германии…

Итак, вывод прост: Перед принятием решения о патентной защите просто проконсультируйтесь в патентном ведомстве своего города!   

   

Источник: finam.info