В разгар пандемии коронавируса компания «Биомаркер-ру», резидент кластера биомедицинских технологий Фонда «Сколково», закрыла раунд А объемом 3,5млн долларов на развитие и продвижение ARNA Breast - теста для ранней диагностики рака молочной железы. 

Лид-инвестором выступил венчурный фонд Xploration Capital Игоря Кима и Евгения Тимко.

Научная концепция теста по методу жидкостной биопсии подтверждена клиническим исследованием в Сеченовском университете. Тест, который проводят по анализу крови, взятой из вены, не заменяет маммографию, но является существенно более точным. Цель разработки – достичь параметров теста, определяющих точность на уровне 90% и выше.

Диагностических тестов такого качества и такой точности просто нет на мировом рынке. А потребность в них огромна. Рак молочной железы – одна из главных причин смерти у женщин; каждая восьмая женщина за свою жизнь сталкивается с этой болезнью. Ежегодно в США фиксируют 1,7 млн новых кейсов, в России – 0,6 млн.

Команда проекта. Первый слева (сидит): А.А.Мельников. За спиной отца, четвертый слева - Егор Мельников. Фото: ARNA.

 

Компания БИОМАРКЕР-РУ была создана в июле 2013 года, а уже в сентябре получила статус участника «Сколково». Как рассказывает основатель проекта Егор Мельников, недавно ему на глаза попалась «дорожная карта», которую он заполнял семь лет назад при подаче документов в Фонд. Там надо было обозначить ключевые вехи развития проекта по пяти трекам: исследования и разработки, коммерциализация продукта, команда, фандрайзинг и IP. «Оказалось, что выполнили запланированную до сегодняшнего дня программу по всем трекам, за исключением одного - фандрайзинг, - смеется он. - Мы достигли всех целевых показателей, которые ставили перед собой, при этом - не привлекая денег».

О непростом пути к готовому продукту, созданному по уникальной технологии, разработанной двумя поколениями одной российской семьи с друзьями, Егор Мельников рассказал в интервью Sk.ru. 

 

«Сколковская экспертиза помогла сфокусировать проект»

Родители Мельникова познакомились на биофаке МГУ, а затем успешно работали в советском биологическом наукограде Пущино. Анатолий Александрович Мельников является автором открытия т.н. «фагмидов»; после того, как в 1987 году результаты работы были опубликованы в журнале Gene, термин стал широко использоваться молекулярными биологами во всем мире. 

Изображение: : ARNA.

С развалом СССР Мельников-старший долго работал за рубежом, в том числе 15 лет в Америке в научно-исследовательских институтах Чикаго, Northwestern University и Rush University, а также в частных компаниях, где занимался разработкой тест-систем на онкологию по направлению метилирование ДНК.

Мельников-младший изначально не пошел по стопам родителей: «Сам я экономист по образованию, предприниматель по духу. В 2003 году я формулировал свою задачу так: хочу создать компанию на базе разработок моего отца, - вспоминает он. – Любопытно, что первый разговор на эту тему с друзьями - фундаментальными физиками и биологами - происходил на ступенях биофака МГУ. Место оказалось знаковым для будущего проекта, хотя я тогда к биофаку никакого отношения не имел: просто в то время я жил и работал рядом с МГУ».

Через 10 лет та же группа организовала ООО «БИОМАРКЕР-РУ».

Изображение: : ARNA.

Первым проектом стала разработка ARNA-термометр. Это был неспецифический универсальный тест на наличие или отсутствие онкологического процесса в организме. На базе этой разработки в России получен патент; патенты в семи зарубежных юрисдикциях еще не завершили национальные стадии. Но, по выражению Егора Мельникова, сейчас ARNA-термометр «в загашничке».

«Экспертиза «Сколково» помогла нам понять - надо сужать сферу притязаний и делать специфичные продукты. За эту рекомендацию, которую мы получили на самом старте, мы очень благодарны «Сколково»; когда нам порекомендовали выбирать конкретные нозологии, мы выбрали рак молочной железы».

К созданию нового продукта компания приступила в 2015 году. Через два года получили первые результаты исследований совместно с Институтом Блохина, позже – с Сеченовским университетом. «Мы поняли, что должны расширяться в международном плане, и в 2018 году сделали американскую компанию», - продолжает генеральный директор.

Примерно с этого момента начинается извилистый путь к закрытому раунду А сделки.

Эта история взлетов и падений представляет собой отдельный сюжет. 

 

«Сложно, но круто»: сделка в период «ядерной зимы» венчурных инвестиций

Сделка заняла почти 2 года, которые пришлись на «ядерную зиму венчурных инвестиций в РФ», как называет этот период Мельников: «Это было сложно, но круто. Круто именно тем, что мы – одни из немногих, кто все-так взял эту планку».

Компания прошла технологический due diligence проекта. Для такой серьезной научной разработки в столь конкурентной сфере это всегда сложная история: как пройти процедуру таким образом, чтобы, с одной стороны, не раскрыть ключевого IP экспертам, но при этом дать уверенность и комфорт инвесторам? Процесс продолжался всю прошлую весну, и по результатам «дьюдила» проект получил высокую оценку, что означает: strong recommendation to invest для бенефициаров фонда. Но в июне 2019 г. стало известно, что, несмотря на успешные результаты DD, инвестиция не состоится.

После этого собрался новый синдикат: партнеры фонда, который делал due diligence, положили личные чеки и сумели вместе с инвест-банкирами собрать раунд из частных инвесторов, где присутствовали профессиональные игроки фарм-рынка и рынка диагностики. Сложно структурированную сделку готовили с конца прошлого лета. «В январе 2020 г. мы были в двух шагах от закрытия сделки, и тут случился COVID; весной у нас в третий раз развалился раунд, когда несколько значимых инвесторов, на которых ориентировались все остальные, сказали, что пока не готовы поучаствовать по причине непонятной экономической ситуации. - рассказывает Егор Мельников. - Мы уже были на грани истощения наших ресурсов».

Следует добавить, что, не считая микро-грантов «Сколково», компания изначально приняла решение оставаться независимой и не брать государственных денег. Все эти годы проект существовал на средства фаундеров и привлеченные с рынка деньги.

«Тем не менее мы дожали этот важнейший раунд», - с гордостью говорит гендиректор. К моменту заключения сделки бизнес представлял собой холдинговую структуру.

Изображение: : ARNA.

«Мы очень рады успеху нашего участника – компании “Биомаркер.ру”, которая разработала новый тест для раннего скрининга  рака, и надеемся, что проект успешно и оперативно пройдет все этапы, необходимые для внедрения этой разработки в клиническую практику», - говорит Наталья Полушкина, вице-президент, исполнительный директор кластера биомедицинских технологий Фонда «Сколково».

Согласно решению компании, участник «Сколково» будет иметь эксклюзивные права на территории СНГ на коммерциализацию и внедрение всех разработок проекта ARNA Genomics. «Наша стратегия – локализовать IP в материнской компании, а региональных участников, имеющих операционный бизнес, наделять эксклюзивными правами, - поясняет г-н Мельников. - Где-то, как, например, в Индии и Китае, планируем создавать совместные предприятия». 

 

«У нас пока нет конкурентов»

Проект ARNA (торговая марка компании, дословно Analysis of Ratio of Nucleic Acids) имеет солидный научный фундамент, что подтвердило клиническое исследование Proof of concept в Сеченовском университете с участием 80 пациентов. Директор центра персонализированной медицины, профессор-онколог Марина Игоревна Секачёва сделала два доклада о методе ARNA и результатах исследования с Сеченовским университетом на XXII и XXIII Российских онкоконгрессах.

«У нашего продукта пока нет конкурентов, - уверен Егор Мельников. – В нозологии «рак молочной железы» не существует эффективной уточняющей диагностики по жидкостной биопсии».

Жидкостная биопсия как подход была одобрена FDA в 2009 г. К тому моменту в этом направлении уже работали несколько компаний, в том числе американский стартап ExactSciences, который начал разработку своего теста на колоректальный рак еще в начале нулевых (компания была организована в 1995 году, а в 2001, еще не имея запущенных на рынок продуктов, провела IPO). В 2014 году тест на раннее выявление рака толской кишки (РТК) был одобрен американским регулятором FDA и получил доступ на рынок. Егор Мельников использует аналогию, чтобы объяснить собственный метод.

Для скрининга РТК, с целью раннего выявления, существует иммуноферментный анализ (ИФА). В случае положительного результата пациента направляют на колоноскопию. А если последняя подтверждает подозрение на онкологию, делают биопсию. Проблема в том, что ИФА может давать как ложноположительные, так и ложноотрицательные результаты; опасность последних очевидна, а в первом случае пациента без нужды отправляют на достаточно неприятную, инвазивную, к тому же недешевую процедуру.

Изображение: : ARNA.

Основанный на жидкостной биопсии тест ExactSciences, сегодня имеет точность в 92% (это существенно выше, чем все альтернативные скрининговые методы) и помогает избежать множества ошибок еще до колоноскопии. К тому же он в два с половиной раза дешевле.

Сегодня эта американская компания с единственным продуктом оценивается больше, чем в 15 млрд долл. и котируется на бирже NASDAQ.

В случае с раком молочной железы возможность накопленной ошибки, возникающей в основном из-за человеческого фактора, значительно выше, и может составлять до 50%.

При том, что концептуально метод жидкостной биопсии используют и ExactSciences, и ARNA (БИОМАРКЕР-РУ), между двумя технологиями существует существенное отличие. Первая применима только для одной нозологии, вторая, использующая в качестве материала плазму крови, потенциально может иметь гораздо более широкое применение.

При том, что концептуально метод жидкостной биопсии используют и ExactSciences, и ARNA (БИОМАРКЕР-РУ), между двумя технологиями существует существенное отличие. Первая применима только для одной нозологии, вторая, использующая в качестве материала плазму крови, потенциально может иметь гораздо более широкое применение.

Тест-система ARNA Breast умеет улавливать в крови специфические продукты распада клеток опухоли. Речь идет о четырех онкогенах, ассоциированных с раком молочной железы, а также некоей новой белковой активности; ее обнаружение компания считает своим фундаментальным открытием, которое собирается патентовать.

Как поясняет собеседник Sk.ru, тест не замещает маммографию как инструмент скринига: «Мы можем встроиться до нее, либо после. При том, что, будучи точнее, мы по цене сопоставимы и готовы быть дешевле».

 

Команда

По словам Егора Мельникова, на старте проекта фаундеры были состоявшимися учеными и бизнесменами (сам он к настоящему времени в бизнесе уже 20 лет и запустил, как он говорит, немало успешных проектов), но им не хватало медицинских компетенций. На тот момент научную составляющую перекрывал Мельников-старший. Сейчас в компании есть целый медицинский департамент с директором, ее консультируют лучшие отечественные и зарубежные эксперты; медицинским консультантом является Ольга Пучкова, единственный радиолог-маммолог в России, аккредитованный Европейской ассоциацией радиологов-маммологов.

Изображение: : ARNA.

Некоторые иностранные эксперты вошли в проект не только своим научным авторитетом, но и, что называется, «рублем» - т.е., естественно, долларом и евро.

К числу таких со-инвесторов относится американский профессор Чарльз Кантор, по учебникам которого до сих пор учат в МГУ, и о котором Егор Мельников говорит, что компании «повезло дотянуться до ученого такого масштаба». Профессор Кантор является членом научного совета компании.

«Исключить человеческий фактор»

Задача компании формулируется как «полное исключение человеческого фактора». Разумеется, речь идет не об управлении бизнесом и не о научных разработках, а о конечном продукте.

Отвечая на вопрос, какие потребности БИОМАРКЕР-РУ закроют привлеченные средства, генеральный директор говорит: «Мы привлекли деньги на серию масштабных исследований в России, доисследования наших новых технологий с целью создания новых патентов, патентование, подготовку серьезной научной публикации, а также на роботизацию и автоматизацию наших процессов. Этому проекту чуть больше года, в мае прошлого года мы объявили проект ARNA Robotics открытым, до этого около двух лет обсуждалась такая необходимость и формулировался подход к разработке. Наша цель сделать промышленного робота, где на входе – пробирка с кровью, а на выходе получается результат, и мы исключаем человеческий фактор вообще».