Первый день работы конференции Startup Village Livestream’20 увенчала визионерская сессия, посвященная образу мира после пандемии и технологиям, которые в этом мире будут востребованы.

Ведущий сессии, глава МШУ «Сколково» Андрей Шаронов начал с констатации того, что история знает катастрофические пандемии, и во время каждой из них происходят тектонические трансформации в обществе. Но прежде, чем были затронуты философские вопросы, ведущий обратился с вопросом к помощнику президента РФ Максиму Орешкну с вполне прагматическим вопросом: что, по мнению бывшего руководителя Минэкономики, более критично – выдавать деньги нуждающимся категориям населения или поддержать предложение через поддержку малого и среднего бизнеса?

Виктор Вексельберг: мы на пороге переоценки роли человека. Фото: Sk.ru

Максим Орешкин полагает, что необходим правильный баланс. «Почему президентом принято решение о поддержке семей с детьми? – задается вопросом помощник президента. - Потому что это зачастую наиболее уязвимая группа, и после полутора месяцев тяжелых ограничений – это очень нужная мера, она поддерживает спрос в самый нужный момент».

Но, говоря о балансе поддержки спроса и предложения, М.Орешкин отмечает, что ситуация в России кардинально отличается от ситуации в Европе: «Европа вошла в этот кризис с нулевой процентной ставкой. В этой ситуации оказать поддержку можно только через бюджетный канал. В России ставки гораздо выше, чем во многих развитых странах. А, например, 1% снижения процентной ставки – это полпроцента ВВП позитивного эффекта для заемщиков. Поэтому этот канал тоже работает, мы видим, что ЦБ принимал решения по снижению процентной ставки, дает сигналы, что и дальше ставка будет снижаться. То есть - и спрос, и предложение, но на стороне спроса не только бюджетная политика, но и денежно-кредитная», - считает он.

Андрей Шаронов: во время каждой пандемии происходят тектонические трансформации. Фото: Sk.ru

После этого слово было предоставлено председателю совета директоров Фонда «Сколково» Виктору Вексельбергу, который заметил, что разговор о технологиях, что будут востребованы в пост-пандемическом мире, следует предварить попыткой осознания того, каким этот мир будет.

Мир изменится, уверен Виктор Вексельберг, и очень важно понять, какими именно будут эти изменения. Он не согласен с мнениями о том, что переживаемые нами событиями – просто очередной кризис; ситуация более похожа на военную. Все человечество борется с общим врагом, и в этой борьбе уже сейчас имеется осязаемое количество человеческих жертв. «И что самое главное, мы имеем парадоксальную диспропорцию между экономическими и материальными последствиями, которые произойдут, и теми, казалось бы, далеко не очевидными человеческими жертвами, с которыми мы сегодня сталкиваемся», - полагает председатель совета директоров Фонда. Постоянно задается вопрос: насколько оправдана экономическая цена, которую страны платят за борьбу с пандемией?

Практически все страны, за исключением Швеции и Белоруссии, предпринимают беспрецедентные шаги для борьбы с последствиями пандемии. Почему это происходит? «Мне кажется, это последствие того, что наша цивилизация уже более 75 лет живет в мире, хотя периодически и возникают локальные конфликты, - говорит Виктор Вексельберг. – Создалось мирное пространство, которое предопределило и другую значимость человеческой жизни, и ценности определенного образа жизни. Можно сказать, что человек приобрел совершенно новую социально-экономическую значимость, и вот это и является сегодня наиболее ключевым и принципиальным вопросом. Поэтому мы точно стоим на пороге переосмысления и переоценки человека как такового, как системообразующего элемента всего нашего пространства. Страны готовы предпринимать любые шаги только чтобы не допустить гибели людей».

Именно поэтому, по мысли В.Вексельберга, прежде чем оценивать пути развития технологий, следует попытаться понять возможные социальные изменения в образе жизни людей.

Если все же обратиться к технологиям, то видны два направления, которые получат толчок в своем развитии вследствие кризиса. Первое направление – это все технологии, которые связаны с медициной: поиски вакцин, лекарств, тестов, телемедицина и т.д. В этой сфере до сих пор очень робко применялись технологии искусственного интеллекта, математического моделирования. Именно поэтому, считает Виктор Вексельберг, так буксуют поиски современной вакцины и лекарственных препаратов. ИИ получит исключительное развитие именно в этой сфере, уверен он.

Максим Орешкин: необхожим баланс поддержки спроса и предложения. Фото: Sk.ru

Второе направление связано с цифровыми технологиями, которые столь бурно были востребованы в связи с необходимостью социального дистанцирования. Взять компанию Zoom, про которую недавно знать никто не знал. А за последние два месяца она фантастически выстрелила. Это пример лавинообразного, но гармонического роста – рано или поздно это все равно бы произошло. К той же категории относятся технологии создания удаленных рабочих мест, дистанционного образования и разнообразные системы распознавания видеонаблюдения и телемедицины.

«Весь этот комплекс технологических инициатив и проектов будет развиваться очень быстрыми темпами, - но все это неизбежно произошло бы – будь пандемия или не будь пандемии, - подчеркивает Виктор Вексельберг. - Значительно интересней те технологические трансформации, которые будут спровоцированы изменением образа жизни и переосмысления людьми ценностей и приоритетов, чего не произошло бы, живи мы в нормальной ситуации».

В качестве пример такого рода технологических идей председатель совета директоров «Сколково» упомянул т.н. пандемический паспорт, вызывающий большие дискуссии. Или взять массовые жертвы среди медицинских работников, которые свидетельствуют о пробелах в соответствующих протоколах работы клиник. С неизбежностью появятся принципиально новые защитные материалы, принципиально новые медицинские технологии, в том числе с использованием роботов.

«Я думаю, произойдет и сдвиг в дискуссии о личных данных», - поделился своей точкой зрения Виктор Вексельберг.

Участники сессии Post-Pandemic World. Фото: Sk.ru

В заключение он привел два примера, каждый из которых по-своему свидетельствует о том, что переосмысление образа жизни уже давно назрело, а вместе с ним и развития соответствующих технологий. Так, ровно за три месяца до начала пандемии в «Сколково» проходил форум «Открытые инновации», на котором выступил известный футуролог, директор Института будущего человечества Ник Бостром. Среди наиболее существенных угроз, стоящих перед людьми, он назвал именно пандемию. Тогда многие отнеслись к этому тезису с сарказмом, а ведь он был абсолютно прав.

А вот пример из бытовой сферы. Один из коллег В.Вексельберга в разговоре на днях признался ему, что по-новому посмотрел на обширный гардероб – свой и своей семьи, - который ни разу не понадобился им за последние два месяца самоизоляции. Подобная переоценка ценностей происходит и будет происходить в области авиаперевозок, туризма. «Эти трансформации вызовут и востребуют принципиально новые технологические решения», - не сомневается Виктор Вексельберг.

«Медицина – новая безопасность»

Во второй половине дискуссии, на которой уже не присутствовал Виктор Вексельберг, выступили два профессора американских университетов: экономист Константин Сонин (Чикагский университет) и биолог Анча Баранова (Университет Джорджа Мейсона). Тезис о медицине как о новой безопасности принадлежит профессору Константину Сонину.

Но прежде своими мыслями поделилась Анча Баранова, которая выступила с не менее программными заявлениями. По ее мнению, кризис показал: вся современная система здравоохранения будет перестроена.

Здравоохранение будет настроено на то, чтобы вести больных длительно и заботиться об их здоровье на долгом горизонте. Потому что, как совершенно очевидно уже сегодня, больным после коронавируса потребуется длительная реабилитация и слежение за тремя основными системами, которые страдают после этой инфекции: это легкие, мозг и почки.

«Вот эта наша сортировка пациентов на две корзины: на “зеленую “, которые выжили, и на “черную“, которые, к сожалению, умерли, - она не совсем верная, потому что “зеленая“ корзина на самом деле обладает всеми цветами спектра», - говорит профессор. И некоторые люди там пострадали довольно сильно, а некоторые не так сильно, но все равно нуждаются в том, чтобы за их здоровьем следили.

Профессор Анча Баранова: вся современная система здравоохранения будет перестроена. Фото: Sk.ru.

Три системы, которые наиболее страдают от коронавируса, станут также областями, в которых следует ожидать наибольших технологических прорывов. Это иммунология со стороны легких; мозг, потому что есть нейровоспаления, и система почек, про которую совсем недавно стало понятно, что она подвергается очень большой нагрузке. Будут востребованы новые медицинские технологии малоинвазивного и дистанционного мониторирования («сейчас происходит расцвет и внедрение телемедицины»).

В области фармы получили шанс на развитие тех технологий, о которых было известно из научной литературы, но реально в производство они не шли. В качестве примера Анча привела нового класса вакцину, разработанную американской компанией Moderna. Пока прошла только первая стадия испытаний, но она показывает, что эта вакцина вызывает более сильный иммунитет, чем у людей, которые перенесли болезнь.

И еще об одном прорыве упомянула профессор Баранова. Из-за эпидемии коронавируса оказались фактически потерянными результаты клинических испытаний самых различных новых препаратов. Сейчас на наших глазах зарождается революционная технология виртуальных клинических испытаний, которая в будущем позволит ускорить их и избежать подобных ситуаций.

Профессор Чикагского университета Константин Сонин говорил об изменениях, которые в пост-ковидном мире произойдут в экономике. По его мнению, проще предсказать, какие перемены ждут экономику России, чем американскую. В Америке на здравоохранение тратится 20% ВВП (на следующий день после выступления К.Сонина CNN сообщила о том, что США вложили 1 млрд долларов в вакцину, которую разрабатывает компания AstraZeneca) – куда уже больше? В то же время процент ВВП, который тратится на здравоохранение, невелик. «Россия не находится в первой сотне стран по инвестициям в здравоохранение, - заявил ученый. – Мне кажется, что хорошим последствием пандемии может стать то, что проблемы здравоохранения станут основной проблемой безопасности».

Профессор Константин Сонин: вакцины и системы мониторинга – это новые танки. Фото: Sk.ru

В этой связи с неизбежностью должна возрастать роль университетов. Возможно, в России это не вполне очевидно, но сегодня, например, в Чикагском университете половина исследователей и профессоров – это биомедики, настолько велика роль биомеда в современной науке. И именно на биомедицину идет половина всех денег, которые тратят американские университеты.

Еще одним следствием и уроком кризиса для России должна стать децентрализация науки, считает Константин Сонин. В Америке все прорывы, которые совершаются в лабораториях, делаются в сотнях разных университетов. Это полностью противоречит тому, как в прошлом прорывы совершали с помощью концентрации сил и средств в небольшом количестве коллективов. Для российского правительства – это вызов, как в среднесрочной перспективе построить аналог Национального института здоровья США. Это система, через которую передается большое количество денег на исследования и образование, и при этом используется очень динамичный, конкурентный механизм институтов, позволяющий выигрывать гранты различным лабораториям в разных местах.

«Мне кажется очень важно понять, что медицина – это новая безопасность, а вакцины и системы мониторинга – это новые танки», - резюмировал профессор Чикагского университета.