Глобализация в современном мире происходит на всех уровнях — количество городов растет, население Земли тоже; корпорации стремятся снизить себестоимость продукции, а следовательно, ее качество. Сити-фермерство — это новый зарождающийся тренд, который основан на стремлении контролировать вкус, добавки, экологичность производства продуктов, а также не зависеть от сезонов года. В России есть энтузиасты, которые идут по этому пути, но практически полностью отсутствует необходимое оборудование. Круглый стол «Растения и инжиниринг» в рамках проекта «Дни промышленного дизайна в Сколково» был посвящен агрохакатонам, сити-фермерству и тому, какой может быть современная деревня.

 

Модератор дискуссии Татьяна Дубовская — частный техноброкер, лидер сообщества по развитию сити-фермерства в России, руководитель школы Urbani Eco  сформулировала глобальную миссию всех активистов: «Наша цель, чтобы городские теплицы стали такой же нормой, как булочные, чтобы у горожан всегда был доступ к свежим овощам, зелени, фруктам. При идеальной модели потребители могут влиять на ассортимент, видеть, что происходит с продуктами, и понимать, как работает весь цикл производства. Сити-фермерство востребовано рестораторами, людьми, которые стараются вести здоровый образ жизни, и теми, кому просто нравится выращивать продукты для себя на подоконнике. За последнее время мы провели 13 агрохакатонов с междисциплинарными командами, в составе которых инженеры, агротехнологи, биологи, программисты, предприниматели, квалифицированные агрономы — это приводит к впечатляющим результатам.

Удивительно, что в России 90% тех, кто занят сити-фермерством, — это мужчины старше 30. Они сами делают сложные конструкции из подручных материалов, потому что обладают инженерным или техническим образованием, такие русские Кулибины, или же те, кто детство проводил во дворцах пионеров и кружках «Юный техник».

 

Анна Вакулик представила на круглом столе первый появившийся в России и работающий уже пять лет Fablab НИТУ МИСиС. Фаблаб — это площадка с оборудованием для цифрового производства, где любой человек, заинтересованный в том, чтобы работать руками, может понять технологии производства и научиться с их помощью производить макет проекта или даже функциональный прототип. «Я исповедую философию, что мы все — мейкеры. Когда мы готовим яичницу, когда мы шьем платья, когда создаем электронные устройства. Такие площадки, как фаблаб, и такие мероприятия, как хакатоны, в частности, агрохакатоны — это возможности для нетворкинга и совместной работы над прототипами, которые в итоге могут превратиться в продукт.

Наша задача — объединить людей с разными компетенциями: технарей, гуманитариев, маркетологов. Первый агрохакатон осенью 2016 года был посвящен агродизайну и интерьерным решениям, мы пробовали проектировать вертикальные сады и огороды. Второй — «умным» теплицам, но мы параллельно с этим сделали секцию для непрофессионалов, людей, которые только приглядывались к этой тематике.

Идеальное окончание хакатонов — это команды, которые продолжают работать вместе, или проекты, которые во что-то превращаются благодаря экспертам, с которыми участники познакомились на хакатонах. «Умные» городские теплицы —– это сложный комплекс, часто команды из 5 человек мало для решения задач такого проектирования. Всегда на хакатонах должны быть люди, которые все знают про технологию выращивания растений, какие есть сложности, какие решения не работают, чтобы дать нужный вектор в правильный момент.

Третий агрохакатон пройдет в рамках летней образовательной программы на Стрелке и будет посвящен интерьерному агродизайну. Это будет в первую очередь интересно архитекторам и дизайнерам. К этой программе еще можно присоединиться, набор открыт».

 

Артем Коневских, руководитель ЦМИТ «Физическая кунсткамера» и участник агрохакатонов, рассказал о своем проекте параметрического моделирования городского озеленения. Grasshopper — инструмент визуального программирования, который позволяет создавать конструкции для вертикального озеленения. Плагин решает несколько задач. Во-первых, упрощает взаимодействие дизайнера интерьеров и заказчика, которые могут вместе выбрать понравившиеся конструкцию, форму и размер горшков, их расположение — все с помощью удобного интерфейса. Во-вторых, программа сразу выдает визуализацию того, как это будет выглядеть в интерьере, и алгоритм позволяет оптимизировать процесс производства — генерирует чертежи для машин, рассчитывает время и стоимость.

 

По словам создателя: «Основная задача таких садов — это декор, озеленение помещений, разграничение пространства зелеными ширмами либо декор фасадов. Сейчас это больше проект для архитекторов и дизайнеров, поскольку нужно уметь пользоваться рендером и элементарными плагинами для программирования, но в будущем мы планируем сделать интерфейс, который позволит непрофессионалам самим конструировать проекты по озеленению. Проект зародился на курсе цифрового производства в МАРШе, мы доработали его с коллегами на одном из агрохакатонов. Получив спецноминацию «Лучший дизайн-проект» и найдя человека, который помог нам составить список растений, которые в принципе могут использоваться для данного вида озеленения.

Следующий наш большой шаг — это правильно подобранные водостойкие материалы для конструкции. Сейчас прототипы делаются из фанеры, из МДФ. Для вертикальных садов, в которых растения имеют какой-то вес и установлена «умная» система полива, надо сделать расчет нагрузок. Ну и дальше уже декоративные функции — варианты узоров, расцветки, типы растений.

Самая главная сложность — это увязать веб-интерфейс и Grasshopper. Сейчас есть пара плагинов, которые не очень функциональны, а мы хотим сделать их удобными. Проработать автоматическую генерацию раскладки системы полива, чтобы даже непрофессионал мог проложить трубы и электрику, сделать расчет освещения для растений. А также дать инструменты для генерации не просто плоских панелей, а сразу каких-то более сложных фигур для фасадов и озеленения».

 

Агроном и фермер Игорь Анкудинов в ходе круглого стола представил проект агрокластера «Агроквест», в котором есть градообразующая ферма, точки притяжения для туристов — баня прямо в центре озера, сады, пасека и возможность быть инвестором проекта как деньгами, так и трудочасами. Данная модель финансово уже самостоятельна — гости приезжают, сообщество развивается, продукция производится.

 

«Проект строительства агрокластера и поселка занимает по времени 5-10 лет. Чтобы собрать команду под такой проект, нужно года 2-3, обязательно нужны инвестиции и мощный административный ресурс. Задача, которую мы перед собой ставили, — создание объектов инфраструктуры, которые экологически устойчивы и решают локальные проблемы. Это новый формат жизни в природной среде: горожане привыкли к комфорту и не готовы переезжать в дряхлую избушку и доить коров, мы создаем среду, в которой приятно жить и развиваться. Людям из Москвы и Петербурга нужна новая технологичная деревня, куда они с комфортом доедут, там будет Интернет, дома будут комфортными, а сельский труд приносить удовольствие.

Управляющая компания администрирует все процессы кластера, которые разделены на четыре направления: мероприятия, технологии, которые реализуются в кластере, продукты и логистика, чтобы все наши спонсоры и участники были довольны.

Альтернативная энергетика — ветряки, солнечные батареи — уже основа инфраструктуры современных поселков. В теплицах экологически чистые овощи выращиваются круглый год. В кластере есть набор различных туристических зон — офисные пространства, если нужно работать, места для духовных и физических практик, зоны отдыха с детьми.

Мы предоставляем возможность попробовать себя в агрономии, заняться выращиванием растений и уходом за животными. Также у нас есть деревообрабатывающая мастерская, что-то наподобие фаблаба; cтоловая со свежими продуктами собственного производства. Второй круг — это лесо-сад, дендрарий, больше связанный с животными, и территории для спокойного отдыха. Плюс мы построили на территории медцентр и контактный зоопарк. К нам можно с семьей спокойно приехать на неделю.

Человек, который хочет жить в агрокластере, должен пройти «курс молодого фермера» и попробовать себя на земле — копать, навоз поперекидывать, полоть, и для себя сделать вывод, нравится ему это или нет, уехать или остаться. Есть разные экспериментальные площадки, на которых потенциальный фермер может себя попробовать, мы даем технологии для экспериментов. Также мы разработали схему фандрайзинга, где мы привлекаем людей, они инвестируют в нас до того, как что-то еще сделано, — условный предзаказ на качественные продукты. Мы предусмотрели инвестиции не только деньгами, но и трудом, учитываем трудочасы. Получается следующая финансовая модель: человек вырабатывает свою долю в проекте, может стать волонтером, членом клуба, соинвестором. Член клуба получает карту и по карте только продукты питания с нашей фермы, ну и может приехать в бане попариться. Соинвестор кроме финансовых вложений еще и вырабатывает долю на ферме или долю в производстве. Волонтеры просто приезжают, смотрят и уезжают. Трудочас у нас стоит 300 рублей в среднем, один трудодень — 2 400 рублей. Я таким образом стал клубничным фермером, у меня плантации, и собственно, основное мое занятие — реализация органической, экологически чистой клубники».

 

Резюмируя выступления участников, Ирина Жданова, промышленный дизайнер Бюро «Масштаб», коротко рассказала о том, как учитывать заботу о растениях и планете в промышленном дизайне. В России еще недостаточно развито устойчивое проектирование продуктов — sustainable design, но это уже сформированный тренд на Западе. Дизайн формируется с учетом экологических, экономических, социальных факторов вокруг продукта, вокруг бизнеса. Для нашего внутреннего рынка это пока еще не очень критично, но для тех проектов, которые выходят на международный рынок, мы всегда очень серьезно прорабатываем эту тему. Европейцы и американцы, для которых экология — это уже не шутка и не что-то странное, а часть жизни, оценивают дизайн и сам продукт с учетом его «зеленых» показателей.

 

Сегодня промышленный дизайн не только и не столько внешний вид продуктов, а полный цикл создания чего-либо. Смысл продукта для пользователя — это решение его проблемы. Для бизнеса очень часто это функция, которая превалирует над всем остальным. На практике не всегда именно функция решает проблему пользователя. Есть такое понятие, «дизайнерский Троянский конь», которое можно объяснить так: дизайнер, работая над задачей заказчика, создавая продукт, вкладывает в него какой-то свой смысл, который, абсолютно не конфликтует, не мешает главной задаче продукта. Он решает задачи бизнеса, он решает задачи пользователя, которому с этим продуктом жить, но вместе с тем дизайнер может туда встроить элемент своей цели и своего видения. Обычно такие вещи обычно получаются душевными и имеют успех на рынке.